Рассылка новостей



Публикации

Архив публикаций

Скалы Или - самый большой и известный скалодром Казахстана.

14 Апрель 2009

Место, где сплетаются История и современность, вода и пустыня…

Очень сложно сказать, кто первым начал лазать на этих скалах. Иногда, кажется, что находятся они в неком вневременном пространстве и были в нашей судьбе всегда. Но только кажется… Живо представляю восторг того скалолаза, который обнаружил их первым. Найти такой скалодром – удача всей жизни.

Я попал туда лет в четырнадцать в 1976 году, и тогда было время настоящего рассвета казахстанского скалолазания. На чемпионате города Алма-Аты могло участвовать до 200 человек. А сколько их было вокруг?! Все близлежащее пространство около Броненосца (так мы тогда называли основной скальный массив) было усеяно палатками одинаково защитного цвета, но разнообразных размеров и величин. Иногда глаз натыкался на серебристый перкаль, но это уже настоящая роскошь – знак принадлежности к сборной республики по альпинизму или еще круче.

Вечерами десятки, а то и сотни костров сбивали в кучки тесных компаний народец, который с гордостью носил рваные штурмовки и в сутолоке города, и покорял в них высочайшие в СССР вершины, и исследовал с геологическими молотками полупустыни Мангышлака, хмурые таежные просторы Сибири, а то и более дальние веси.

Атмосфера романтики, ветра странствий, стремления к покорению высочайших вершин, царила тогда не только в головах молодежи, она захватывала все человеческое общество целиком. Огромные толпы народа с цветами и транспарантами заполоняли площади, чтобы увидеть покорителей Арктики, космоса, ледовой поднебесной высоты, водных глубин. Всего того, что оставалось еще неизведанным, но крайне притягательным для каждого из нас, самым важным предназначением всего человечества в целом. Наверное, это и есть цвет, смысл, аромат тех времен, когда романтика стала доступной, зримой каждому обыкновенному человеку.

А скал и тогда хватало на всех (впрочем, как и ощущения собственной принадлежности к великому делу). Опутанные веревками вдоль и поперек, ощупанные руками и ногами, скальные стены, да река Или – единственное, что было и тогда невозмутимо спокойными, а остальное человеческое – бесчисленный неутомимый водоворот красок, событий, встреч и разлук.

У каждого костра бы свой рассказчик, свой гитарист, своя любимая песня, традиции, надежды и, конечно же, свой неповторимый юмор. Смех и песни не смолкали за полночь, но каждое утро мы обязательно бежали на разминку и дрыгали ногами и руками, в предвкушении самого главного дела – лазания по скалам.

Сейчас, конечно же, все по-другому, но времена меняют краски человеческих лиц. Нет в этом ничего удивительного или достойного осуждения.

Каждый год на майские праздники огромное пространство берегов реки Или, рядом с “Писаными скалами” становится ареной для проведения целого марафона фестивалей, соревнований, различного рода лицедейств. Здесь поют барды, гремят дискотеки, даются старты скалолазам и туристам, просто встречаются, просто влюбляются, находят новых друзей тысячи алмаатинцев, казахстанцев и гостей нашей страны. Каждое 9 мая приезжаем сюда и мы, те, для кого эти скалы стали, чем-то родным, близким, частью нашего собственного “я”.

К этому времени полупустыня расцветает алыми маками, неброскими соцветиями багульника и вереска, ароматами нежных пустынных трав, чья жизнь – короткая весна, мимолетный промежуток между холодом зимы и раскаленным жаром лета.

Уже прогреваются воды реки, хороша рыбалка, стихают обычные в этих местах весенние ветра, а насекомые еще не так многочисленны и назойливы как летом. Огромные пятидесятиметровые стены скал отражают эхо несмолкающего гомона, галдежа галок, ворон, речных чаек. Гладкие каменные стены таят прохладу и тень, так необходимые в этих жарких местах почти до вечера. Река неутомимо несет свои величавые воды в неизведанную даль, где впадает в Балхаш. И две противоположности – спокойствие камня, воды пространства пустыни, а с другой стороны – суета и стремление росту, яркости, звучности всего живого, создают неповторимый колорит настоящего, цельного, вечного.

И на все это с высоты своего спокойствия и проникновения в желания и тлен сущего взирает Будда. Говорят, что несколько сотен лет тому назад здесь проходил шелковый китайский путь. В этом месте стоял караван сарай, и кто-то из монахов сотворил резцом на гладкой полированной ветрами и солнцем каменной плите царственное великолепие.

К сожалению, не обошлось без вандалов. Кто-то, довольно современный пишет свои имена разнообразными красками, кто-то, страдающий более острой формой шизофрении, выбивает зубилом собственную мелкотравчатую глупость на века. К сожалению, нашлись и более больные индивиды. Несколько лет назад, один из страждущих сбил малое изображение Будды практически целиком. Его не вернуть, но сожаления об умственной болезни этого придурка, передаются нами из уст в уста.

Проблема борьбы с мусором стоит очень остро. Хорошо есть зима, с ее холодными резкими ветрами, которые выметают гадливые остатки могучей метлой. Но битое стекло, так же, как и зубильные надписи, остается на поверхности надолго. Говорят, чтобы природа переработала стекло до песка, потребуется два-три столетия. Так что нормальным людям посуду лучше забирать с собой, или закапывать в яму подальше, поглубже.

Здесь в подножии “Писаных скал”, на тонной кромке, разделяющей пустыню и реку, есть все: и история, и природа, и спорт на самом высоком уровне, и возможность вздохнуть чистого воздуха полной грудью. Здесь ждут Вас новые друзья. Будет очень жалко, если, присоединившись к нам физически, вы не познаете этого места во всей его красоте. Впрочем, для этого нужно выполнять лишь одно нехитрое правило – оставлять место своей стоянки в большей чистоте, чем оно было до Вашего приезда.

Драгунов Петр Петрович (petr@mining-consult.kz)

Автор:
Драгунов Петр
Фото:
Саят Сатыбалдиев (частично)
---