Рассылка новостей



Публикации

Архив публикаций

Восхождение на пик Манаслу. 1996 год.

13 Февраль 2007

В канун Нового 1996 года, 29 декабря, столица встречала героев-альпинистов возвращавшихся с уникальной победой из гималайской экспедиции. В невероятно трудных зимних условиях они водрузили Государственный флаг Республики Казахстан на пике Манаслу (8163 м). Оказавшись в аэропорту еще до прилета самолета из Дели с нашими спортсменами, я отыскивал в толпе встречающих их родственников и задавал каждому один и тот же вопрос: «Какие чувства и мысли одолевали вас, когда прервалась связь с экспедицией, а из далекого Непала по каналам всемирных средств массовой информации шли тревожные сообщения о гибели альпинистов и спасательных работах в горах?» Смысл всех ответов был один — мы верили в своих. Наши альпинисты сильнейшие в мире. Они пройдут там, где не пройдет никто.

1. ЭТО БЫЛО НЕДАВНО, ЭТО БЫЛО ДАВНО

Альпинисты республики были традиционно сильными еще во времена СССР. Вспомним хотя бы жесткий отбор в первую советскую гималайскую экспедицию 1982 года. Тог­да из 150 лучших восходителей-высотников, включенных в список кандидатов, на одном из этапов остались 28 человек, восемь из которых были алматинцами. И только необходимость дальнейшего сокраще­ния команды и равномерность представительства разных регионов Союза вывели из состава экспедиции на самую высочайшую точку планеты Эверест (8848м) троих казахстанцев.

И все же среди одиннадцати советских альпинистов, взошедших на Эверест, трое представляли нашу республику — Казбек Валиев, Валерий Хрищатый, Юрий Голодов. А еще двое — Ерванд Ильинский и Сергей Чепчев возвратились назад с высоты 8500 метров, подчинившись команде из базового лагеря.

В 1988 году Валиев и Юрий Моисеев снова отправляются в Гималаи. На этот раз в составе международной экспедиции, которая поставила перед собой цель взойти на пик Дхаулагири (8172 -м) по труднейшему, никем не пройденному маршруту (юго-западное ребро). Цель была достигнута. Но на вершину из девяти членов команды взошли только трое — Валиев, Моисеев и чех Золтан Дели, В анналах истории мирового альпинизма штурм Дхаулагири отмечен как лучшее восхождение года в Гималаях.

Мир признал тогда мастерство советских альпинистов. Каждый их выход на международную арену ознаменовывался новыми достижениями. И тон в сборной команде страны задавали казахстанцы. Так, например, в следующей советской крупнейшей и успешной гималайской экспедиции на Канченджангу (8597 м.) треть (9 человек) команды, возглавляемой Казбеком Валиевым, составляли наши альпинисты.

Но в жесткой, порой жестокой схватке с горами не всегда победителем выходит человек. Так, наряду с феноменальным успехом 1991 года на Дхаулагири, когда команда Казахстана почти в полном составе — десять человек из одиннадцати — взошла на вершину по новому неизведанному маршруту, были и горькие поражения. За. год до этого на заснеженном склоне Манаслу остались навечно тела трех казахстаниев — Григория Лунякова, Зайнура Халитова и Марата Галиева.

В 1992 году Валерий Хрищатый, Виктор Дедий, Юрий Моисеев и Владимир Сувига прекратили штурм Эвереста на высоте 8300 метров. Они шли тогда с японцами. Заканчивалась изнурительная работа по отработке маршрута на северо-восточном гребне и установке промежуточных, лагерей. Впереди последний бросок. И тут за 548 метров до вершины один японец погиб, сорвавшись в пропасть, другой получил сильное обморожение. Спасая пострадавшего, наши повернули назад.

С тех пор сильнейшим высотным восходителям республики не удавалось собраться вместе. Страна вступила в полосу экономического кризиса. Альпинизм, как один из дорогостоящих видов спорта, уходит в тень, хотя отдельные спортсмены в одиночку продолжали творить чудеса. Среди них Анатолий Букреев, только за последние три года сумевший дважды побывать на Эвересте и Чогори (8611м) и раз — на Макалу (8486 м).

2. ПОБЕДА ОБЩАЯ НА ВСЕХ

Я стою на летном поле Алматинского аэропорта на промозглом декабрьском ветру и вспоминаю жаркое лето 1982 года, когда ликующая столица встречала участников первой советской гималайской экспедиции. Тогда был Эверест — высшая точка планеты. Сегодня Манаслу. Среди четырнадцати гор на Земле, вознесших свои гордые главы за восьми километровые отметки, она занимает восьмое место. Но для нас Манаслу сегодня сравним с Эверестом.

Ибо это первая гималайская экспедиция, снаряженная суверенной Республикой Казахстан. Впервые флаг независимой республики установлен на такой огромной высоте. При этом восхождение совершено в зимних условиях. И немаловажная деталь — в этом зимнем сезоне наша экспедиция оказалась единственно успешной в Гималаях, и она признана Королевством Непал лучшим восхождением года.

Правда, мое сравнение Манаслу с Эверестом могло показаться кощунственным для альпинистов, уже сходивших с трапа самолета. Мне никак не удавалось пробиться к ним. Первые минуты встречи были отданы родственникам. И невозможно было оторвать от Владимира Сувиги его девятилетнюю дочь Юлию. Она полностью «приватизировала» папу, и маме Кульдарие Джумартовне оставалось только стоять рядом и вытирать счастливые слезы.

Обратная картина в стане Александра Баймаханова. Тут уж он сам никак не хотел выпускать из рук маленького сына Муратика, которому исполнилось всего девять месяцев. В плотном кольце родственников и Казбек Валиев. Здесь и папа Шаким Валиевич — бывший военный летчик, участник Великой Отечественной войны, мама Рауза Рымбаевна, сестра Лариса, брат Даурен, племянник Талгат и, конечно, сын Аскар.

А вот в окружении своей большой семьи Юрий Моисеев. Вытер. скупую мужскую слезу отец Юрия, ветеран войны Михаил Ми­хайлович. Это он по совету врачей водила горы малень­кого сына, родившегося со слабыми легкими. Ныне знаменитому альпинисту заслуженному мастеру спорта Юрию Моисееву нет равных по силе и выносливости.

Их тринадцать человек, участников экспедиции и тринадцать островков, радостно жестикулирующих, целующихся и обнимающихся людей образовалось на кромке летного поля. А над всей толпой полощутся транспаранты, и развевается Государственный флаг. Без устали стрекочут кинокамеры и щелкают фотоаппараты. Поставлена последняя точка в длинной эпопее восхождения на высоту 8163 метра над уровнем моря. Герои спустились на землю, возвратились домой.

После родственников эстафета объятий, поцелуев и поздравлений перешла к друзьям-альпинистам. Среди них — их учителя и наставники, заслуженные мастера спорта Ерванд Иль­инский и Борис Студенин. Наконец автобус с «гималайцами» тронулся в город и остановился у Министерства по делам молодежи, туризма и спорта. Здесь их встречали министр Бырганым Айтимова и старейши­ны альпийского спорта рес­публики. Радостью свети­лись лица прославленных ветеранов Владимира Колодина, Сапаржана Уралова, Тамары Постниковой и дру­гих. Они увидели достой­ных продолжателей дела, которому отдана вся жизнь. Победа «гималайцев» — это и их победа, общая на всех.

3. А ГОРЫ ТРЕБУЮТ ЖЕРТВ

Во всеобщей суматохе мне все же удалось задать несколько вопросов уставшим с дороги виновникам торжеств. Но для восстановления целостной картины восхождения мне пришлось встретиться с ними снова на следующий день в офисе международного альпинистского лагеря «Хан-Тенгри».

— Почему Манаслу, а не Эверест?— переспросил Казбек Валиев.— Потому что впервые за несколько лет мы собрали лучших альпинистов под флагом сборной. А за это время наметился разрыв между веду­щими спортсменами, имеющими опыт восхождений на восьмитысячники, и перспективной молодежью. Манаслу мог послужить хорошим испытательным полигоном именно для них. Конечно, трое или четверо из состава сборной могут идти и на Эверест. Но мы поставили перед собой за­дачу общего развития аль­пинизма в республике. Если хотите, это забота о будущем. И теперь те, кто был на Манаслу, имею в виду молодых — Баймаханова, Маликова, Гатаулина, Соболева, Муравьева, Грекова, Михайлова, психологически готовы к экспедициям любой сложности. Появился стимул и для начинающих. Несмотря ни на что, альпинизм остался популярным видом спорта в республике. Тому подтверждение забота, которую почувствовали на себе члены сборной. Это и поздравительная телеграмма Президента Нурсултана Абишевича Назарбаева, и постоянное внимание и финансовая поддержка со стороны Министерства по делам молодежи, туризма и спорта. Наш нижайший поклон министру Бырганым Сариевне Айтимовой.

Так получилось, что, отвечая на мой первый вопрос, руководитель экспедиции, президент Федерации альпинизма и скалолазания республики, заслуженный мастер спорта Казбек Валиев обрисовал мне в нескольких словах стратегическую задачу экспедиции. И она была выполнена на все сто процентов. А в чем заключалась тактическая задача? Об этом я поведаю в вольном изложении, ибо рассказ Казбека Шакимовича дополняется то и дело моими впечатлениями от бесед с другими участниками экспедиции.

Разумеется, цель любой альпинистской экспедиции — это достижение высочайшей точки горы. И если вершина одна, то подходов к ней несколько. Но и выбранный маршрут еще не определяет тактику. Многое зависит от времени года, физического и психологического состояния альпистов. Коррективы вносит быстро меняющаяся обстановка на горе — лавины, снегопады, ветры, болезнь спортсменов.

В данном случае тактика определялась в первую очередь составом команды, где большинство не имели опыта работы в Гималаях, и условиями зимнего сезона. Редко какое восхождение зимой, даже на семитысячники близкого нам Тянь-Шаньского хребта, обходилось без обморожений. И надо отдать должное руководительскому таланту Казбека Валиева.

А ведь не все складывалось благополучно уже в самом начале гималайского похода, Казахстанцы только двинулись из столицы Непала Катманду в горы, а все остальные альпинисты, работавшие там, сворачивали свои экспедиции. Снегопады, ветры и морозы с особой жестокостью обрушились на Гималаи. Люди отступали, теряя товарищей, унося обмороженных. Только за один месяц печальный список погубленных там жизней пополнился пятьюдесятью девятью именами.

С, подножия Манаслу, к счастью, без жертв снялись японцы. В отчаянной борьбе с высотой они пробились лишь до семикилометровой отметки. Их сменили казахстанцы и с ходу ринулись в бой.

Рассказывая о походах, альпинисты избегают военной терминологии. И это понятно. Они не воюют с горой, хотя и окружены там враждебной для человека средой. Столкнувшись с со­противлением могучих сил природы, альпинист преодолевает себя, используя под напором экстремаль­ных ситуаций глубинные резервы организма, поднимается до уровня этих сил, но никак не выше. И если он говорит о победе, то это не относится к горе. Ее нельзя победить.

Все же не могу отказаться от сравнения действий наших парней с битвой. Как по-другому можно охарактеризовать кровожадную гору Манаслу? С середины 50-х годов атакуют ее спортсмены со всех концов света. За это время проведено 97 экспе­диций. На том самом маршруте, по которому шли наши ребята, на коротком отрезке высоты от 6000 до 6500 метров под покровом вечного снега лежат тела 43 альпинистов,

По другую сторону горы в 1990 году на крутом склоне сорвались в пропасть и трое казахстанцев. Вечным памятником возвы­шается над ними обитель богов Манаслу и тщательно оберегает свой покой. Но пройдет немного времени, когда этот покой будет нарушен хриплым голосом Юрия Моисеева: «База, база, как меня слышите? Я на вершине!»

4. ВЫШЕ ТОЛЬКО НЕБО

Да, действительно, ре­бята были настроены по-боевому. Неудачи других экспедиций лишь подхлес­тнули их. С самого начала они готовы были выполнить любой объем работы, выне­сти любое страдание, что не­избежно в горах, и идти на риск. Об этом говорит и врач команды Валентин Ма­каров: «Это моя третья экспедиция, но первая, когда я остался абсолютно без дел. Никто не обращался с жа­лобами. Им было просто некогда болеть. Все их мысли были на маршруте. Они рвались вверх, стараясь не замечать воспаленные глан­ды и постоянные головные боли, сопровождавшие их в первые дни».

А первые дни были не из легких. Им предстояло пройти (и не один раз) мрач­ный ледопад — вечно дви­жущееся нагромождение льдов. Здесь требовалась особая осторожность. Хотя вряд ли она могла помочь в случае чего. В любую ми­нуту под тобой мог трес­нуть лед, обнажив ужасающую по глубине пропасть, или захлопнуться трещина, по которой ты идешь. А многотонная глыба, навис­шая над головой! Но ты бе­решь ее в лоб под грохот таких же глыб, падающих рядом, вбивая в прозрачное ледяное тело острые когти стальных кошек и острие ледоруба.

В газетной статье невоз­можно описать все перипе­тии многодневного штурма вершины. Альпинисты, на­верное, расскажут о них в книгах. Мы остановимся лишь на последнем дне, пос­тавившем точку в непре­рывном движении наверх. 8 декабря 1995 года в 11 часов 15 минут Юрий Моисеев принимает поздравления, стоя на вершине Манаслу. Замерзшими губами, пере­крывая вой ураганного вет­ра, он кричит в микрофон рации. Каждое его слово фиксируется в базовом ла­гере офицером связи Коро­левства Непал, без подтвер­ждения которого восхожде­ние не будет засчитано. Сле­дом поднимается Алек­сандр Баймаханов. Затем появляются Анатолий Букреев и Шафхат Гатаулин. Первое что они делают, вступив на вершину, — это сообщают о своем состоя­нии в базовый лагерь. Там их внимательно слушают и не забывают поздравить Казбек Валиев, Валентин Макаров и супруга погиб­шего здесь пять лет назад Зайнура Халитова – Заира Ха­литова.

Снова и снова Казбек Валиев запрашивает верши­ну, справляется о самочув­ствии каждого, находяще­гося там. Но жалоб пока нет. Единственное, что донима­ет людей — это жуткий хо­лод. Мороз в тридцать пять градусов с ветром действу­ет убийственно на орга­низм, работающий в разря­женном воздухе стратосфе­ры. А ведь восхождение со­вершено без применения кислорода, что еще больше увеличивает опасность об­морожения. Наверху долго задерживаться нельзя. Ус­тановлен Государственный флаг Казахстана, сделаны фото и киносъемки. Пора спускаться.

Но Казбек Валиев про­сит Юрия Моисеева задер­жаться. Его помощь может понадобиться тем, кто еще идет наверх. И Юрий дожи­дается всех. А чтобы не за­мерзнуть совсем, он спус­кался вниз навстречу иду­щим и снова поднимался с ними. Так он встретил Дмитрия Соболева, Олега Маликова. Только с прихо­дом на вершину Владимира Сувиги был дан «отбой» Юрию Моисееву. Потом, когда подсчитали, оказа­лось, что Юрий находился на вершине под пронизы­вающим ветром 1 час 40 минут. Последний штрих в длинной цепи восхождений нанес Дмитрий Муравьев. К тому времени уже было известно — Дмитрий Греков и Михаил Михай­лов повернули назад с вы­соты 7700 метров. Они при­няли благоразумное реше­ние. Накануне во время ус­тановки штурмового лаге­ря шквальным ветром им посекло глаза. Они плохо видели и стали сильно от­ставать. Было ясно, с таким темпом за световой день им не успеть спуститься на без­опасную высоту.

К 14 часам вся группа подошла к штурмовому ла­герю. Разорванные палатки трепетали на ветру, еле удер­живаемые стальными крю­ками. Долго не задержива­ясь, продолжили спуск. Стремительно сползало к горизонту солнце. Наступа­ли сумерки. До третьего промежуточного лагеря, где можно провести более-ме­нее спокойную ночь, еше четыре сотни метров по вер­тикали. Это крутые скаль­ные стены и взлеты, острые гребни, по обеим сторонам которых зияют километровые пропасти и снежные заносы по грудь а силы на исходе. Они отданы вершине.

5. НАС ЖДУТ НОВЫЕ ВЕРШИНЫ

Недостаточное (про­центное) количество кисло­рода в воздухе и нечелове­ческая усталость туманят мозг, притупляя ощущения реальности. Каждый пре­одолевает это критическое состояние по-своему, в за­висимости от силы воли и физической подготовлен­ности. Группа начинает рас­тягиваться. Последними идут Греков и Михайлов.

С базового лагеря за их продвижением вниматель­но наблюдает в оптическую трубу Казбек Валиев. На заснеженных участках склона ниже четвертого, (штурмового) лагеря отчет­ливо видны темные точки. Движение двух последних точек замедляется с каждой минутой и вскоре прекращается. Ясно, что требуется помощь. И как можно скорее. Иначе им не дойти до спасительных па­латок третьего промежуточ­ного лагеря. А это — холод­ная ночевка со всеми выте­кающими отсюда послед­ствиями.

К шести часам вечера, получив тревожное сооб­щение от Казбека Валиева, поворачивают назад Анато­лий Букреев и Шафхат Гатаулин. На Гималаи неумо­лимо надвигается ночь. На­лобные фонари с трудом пробивают сгущающуюся темноту. Почти на ощупь приходится карабкаться вверх альпинистам.

Неисповедимы воз­можности организма. Толь­ко что казалось нет сил даже на спуск, а тут их хватило и на долгий затяжной подъем. Три с половиной часа доби­раются они до Грекова и Михайлова. Между тем, спустившись в третий ла­герь и захватив оттуда горя­чий чай, кислородные бал­лоны и аптечку, ушли в тем­ноту Моисеев и Сувига.

Беспрерывно в эту ночь работают все рации казах­станской экспедиции. Ник­то не спал ни в базовом, ни в промежуточном лагерях. Каждый готов был отвра­тить беду, чего бы это ни стоило. И трагедии не до­лжно быть, когда есть такие люди!

Манаслу, ты велик! Но ты проиграл эту битву. Как мы ликовали, когда полу­чили наконец долгожданную телефонограмму из Катманду.

«… Казахстанской на­циональной сборной командой альпинистов ус­тановлен Государственный флаг Республики Казахстан на пике Манаслу в Гимала­ях… здоровье всех спор­тсменов нормальное. Обмо­роженных и больных нет — сообщал Казбек Валиев.

Поздравительной те­леграммой откликнулся на этот подвиг Президент Рес­публики Нурсултан Назар­баев.

«… Покорение этого восьмитысячника можно отнести к разряду высших достижений казахстанско­го спорта в уходящем году. И оно по праву будет внесено в летопись мирового альпинизма… Верю, что вы во­друзите флаг нашей страны еще над многими вершинами планеты»,— отстучал телетайп.

Да будет так!

Автор:
Аргынгазы ЖУМАГУЖИН.
Источник:
Газета ВЕЧЕРНИЙ АЛМАТЫ №6 (8357)
---